Решение Арбитражного суда города Москвы (2 часть)

Суд приходит к выводу о том, что стороны имели представление о размере своих
вкладов, порядке и сроках их внесения, что подтверждается протоколами совещаний.
Возможность проектирования и строительства электростанции силами сторонней
организации на ведомственной охраняемой территории, а тем более реконструкция
части корпуса завода при отсутствии взаимодействия и сотрудничества между
сторонами исключалась.
Судебная практика исключала признание фактически исполненных договоров
незаключенными. Например, в постановление Президиума ВАС РФ от 08.02.2011 №
13970/10 по делу № А46-18723/2008 указано, что в ситуации, когда требование о
признании незаключенным договора подряда предъявлено заказчиком, который
получил и принял исполнение, но сам его не предоставил, и сроки давности взыскания
с него задолженности как неосновательного обогащения истекли, такое требование
следует квалифицировать на основании статьи 10 Гражданского кодекса Российской
Федерации как злоупотребление правом. Указанный вывод также сделан в связи с тем,
что между сторонами в процессе исполнения договора не возникало каких-либо
сомнений в отношении предмета заключенного договора, а также его существенных
условий.)
Федеральным законом от 08.03.2015 № 42-ФЗ статья 432 ГК РФ была дополнена
пунктом 3, согласно которому сторона, принявшая от другой стороны полное или
частичное исполнение по договору либо иным образом подтвердившая действие
договора, не вправе требовать признать этот договор незаключенным, если заявление
такого требования с учетом конкретных обстоятельств будет противоречить принципу
добросовестности (п. 3 ст. 1 ГК РФ).
В Постановлении Десятого арбитражного апелляционного суда от 13.04.2016 №
10АП-3352/2016 по делу № А41-79742/15 указано, что из смысла статьи 1042 ГК РФ
следует, что одним из квалифицирующих признаков договора простого товарищества
является объединение товарищами вкладов в целях извлечения прибыли или
достижения иной цели. В Постановлении Арбитражного суда Западно-Сибирского
округа от 16.07.2015 № Ф04-20868/2015 по делу № А45-18950/2014 отказывая в
удовлетворении иска организации к индивидуальному предпринимателю о признании
договора о совместной деятельности незаключенным, суд указал, что в соответствии
со статьей 1041 ГК РФ существенными условиями договора простого товарищества
являются условия о соединении вкладов, о совместных действиях товарищей и об
общей цели, для достижения которой эти действия совершаются. В Постановлении
Шестого арбитражного апелляционного суда от 11.02.2016 № 06АП-7165/2015 по делу
№ А04-4343/2015 указано, что денежная оценка вклада товарища в соответствии с
правилами, предусмотренными в статье 1042 ГК РФ, производится по соглашению
между товарищами, в связи с чем ее отсутствие в договоре не может
свидетельствовать о незаключенности договора.
Оценивая доводы ответчика и третьего лица о недействительности любых
договоров простого товарищества, заключенных унитарным предприятием без
согласия собственника, суд отмечает следующее.
В соответствии с пунктом 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 10,
Пленума ВАС РФ № 22 от 29.04.2010 (ред. от 23.06.2015) "О некоторых вопросах,
возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой
права собственности и других вещных прав, при разрешении споров, связанных с
осуществлением унитарными предприятиями права хозяйственного ведения, следует
учитывать установленные абзацем первым пункта 2 статьи 295 ГК РФ и статьей 18
Федерального закона "О государственных и муниципальных унитарных
предприятиях" ограничения прав названных предприятий по распоряжению
закрепленным за ними имуществом.
Сделки унитарного предприятия, заключенные с нарушением абзаца первого
пункта 2 статьи 295 ГК РФ, а также с нарушением положений Федерального закона "О
государственных и муниципальных унитарных предприятиях", в частности пунктов 2,
4, 5 статьи 18, статей 22 - 24 этого Закона, являются оспоримыми, поскольку могут
быть признаны недействительными по иску самого предприятия или собственника
имущества. Ответчик вправе заявить об истечении срока исковой давности для
признания такой сделки недействительной на основании пункта 2 статьи 181ГКРФ.
Согласно п. 1 ст. 173.1. ГК РФ сделка, совершенная без согласия
государственного органа, необходимость получения которого предусмотрена законом,
является оспоримой, если из закона не следует, что она ничтожна или не влечет
правовых последствий для лица, управомоченного давать согласие, при отсутствии
такого согласия. Она может быть признана недействительной по иску такого лица или
иных лиц, указанных в законе. Однако, заключенные сторонами договоры простого
товарищества в судебном порядке не оспаривались и недействительными признаны не
были.
Как указано в абз. 3 п. 6 Постановления Пленума ВС РФ от 10.06.1980 № 4 (в
ред. от 06.02.2007), выдел участнику общей собственности принадлежащей ему доли
означает передачу в собственность истцу определенной изолированной части жилого
дома и построек хозяйственного назначения, соответствующих его доле, а также
означает утрату им права на эту долю в общем имуществе (ст. 252 ГК РФ).
Таким образом, поскольку для всех вещей существуют определенные
действующим законодательством критерии делимости, а именно отсутствие
законодательных запретов раздела вещи, сохранение частями целевого назначения
вещи и сохранение частями материальной ценности вещи, в том числе удобства в
пользовании, то исходя из смысла абз. 2 п. 3 ст. 252 ГК РФ, реальный раздел
недвижимого имущества, принадлежащего сторонам на праве общей долевой
собственности, подлежит с учетом технической возможности реального раздела
недвижимого имущества (Определение Приморского краевого суда от 29.10.2014 по
делу № 33-9627, Апелляционное определение Красноярского краевого суда от
05.06.2013 по делу № 33-5200/2013).
Положениями ст. 252 ГК РФ определены следующие критерии, по которым
устанавливается невозможность реального раздела имущества: возможность
сохранения частями целевого назначения спорной вещи; сохранение частями
материальной ценности спорной вещи; техническая возможность раздела спорной
вещи; соразмерность ущерба имуществу вследствие реального раздела спорной вещи.
Данная позиция подтверждена судебной практикой (Постановление Девятого
арбитражного апелляционного суда от 15.10.2012 № 09 АП-29073/2012).
Действующий ГОСТ 19431-84 «Энергетика и электрификация. Термины и
определения» установил применяемые в науке, технике и производстве термины и
определения основных понятий в области энергетики и электрификации, относящиеся
к производству, передаче, распределению и потреблению электрической энергии и
тепла.
Согласно п. 24 ГОСТа под энергоустановкой понимается комплекс
взаимосвязанного оборудования и сооружений, предназначенный для производства
или преобразования, передачи, накопления, распределения или потребления энергии.
В свою очередь п. 27 ГОСТа определяет, что электростанция - это энергоустановка
или группа энергоустановок для производства электрической энергии или
электрической энергии и тепла.
ФГУП «ЦИАМ им. П.И. Баранова» 24.05.2007 было выдано разрешение на
реконструкцию котельной с установкой газопоршневой электростанции. В ходе
реализации проекта по установке в помещении котельной двух энергоблоков
сторонами была создана газопоршневая электростанция, в составе которой имеются
энергоблок (электроустановки) ДГ-98 Мн напряжением 6,3 кВ Р-1000 кВт с
комплексом В/В и Н/В.
Таким образом, в рамках совместной деятельности сторонами создана сложная
вещь -газопоршневая электростанция. Целевое назначение электростанции -
производство тепловой и электрической энергии. Поскольку электростанция включает
в себя группу энергоустановок (энергоблоков), очевидно, что выдел энергоблоков в
натуре (их отключение от электростанции) приведет к прекращению
функционирования самой газопоршневой электростанции. Раздел энергоустановок
приведет к нарушению целевого назначения газопоршневой электростанции.
Рассматривая заключение экспертов АНО «Экспертная компания «Синергия», в
котором указано, что демонтаж газопоршневой электростанции в целом возможен, суд
установил следующее.
Эксперты в качестве обоснования данного вывода ссылаются исключительно на
письмо ОАО «Румо» от 06.07.2009, в котором анализируется возможность демонтажа
не газопоршневой электростанции, а двух газопоршневых электроагрегатов ДГ98Мн,
являющихся лишь частью газопоршневой электростанции. При этом в самом письме
ОАО «Румо» от 06.07.2009 указывается, что необходимо «открепить двигатель от
фундамента». Тем самым в данном письме анализируется демонтаж
(транспортировка) электроагрегата. Также о демонтаже электроагрегатов, а не всей
газопоршневой электростанции указывается в письме ОАО «Румо» от 31.03.2015.
Эксперты ссылаются на термин «Электростанция», указанный в ГОСТ 24291-90
«Электрическая часть электростанции и электрической сети». Согласно данному
толкованию электростанция - это энергоустановка, предназначенная для производства
электрической энергии, содержащая строительную часть, оборудование для
преобразования энергии и необходимое вспомогательное оборудование.
Вместе с тем, эксперты не учли тот факт, что перед ними ставился вопрос о
возможности демонтажа именно газопоршневой электростанции, включающей
энергоблоки, строительную часть реконструкции котельной, иное оборудование с
сохранением целевого назначения газопоршневой электростанции. В исследовании
вопроса № 1 экспертами не содержится какого-либо анализа возможности демонтажа
строительной части реконструкции котельной, в которой и устанавливалась
газопоршневая электростанция. При этом финансирование реконструкции котельной
осуществлялось ООО «Энергопром-М по договору от 03.11.2006. В п. 1.2. договора от
03.11.2006 указано, что принято решение о создании энергоблока для производства
тепловой и электрической энергии на базе реконструируемой части котельной (корпус
№ 14) Заказчика (ФГУП НИЦ ЦИАМ) с последующей передачей энергоблока
Исполнителем (000 «Энергопром-М») заказчику для эксплуатации на условиях
аренды. Согласно п. 2.1. договора ООО «Энергопром-М» взял на себя обязательства
по финансированию всех работ по проектированию, закупке оборудования,
комплектующих, расходных материалов, реконструкции части здания, монтажу,
испытанию, а также иных работ и услуг, необходимых для ввода в эксплуатацию
энергоблока и организацию всех вышеназванных работ путем заключения договоров с
субподрядными организациями.
Эксперты в заключении указывают, что в состав сооружений электростанции
входят часть реконструируемого здания котельной, дымовые трубы, установка
градирен, помещение ГЩУ. В соответствии с п. 1 ст. 133 ГК РФ вещь, раздел которой
в натуре невозможен без разрушения, повреждения вещи или изменения ее назначения
и которая выступает в обороте как единый объект вещных прав, является неделимой
вещью и в том случае, если она имеет составные части. Фактически газопоршневая
электростанция представляет собой единую вещь, в которую в том числе входит
реконструируемая часть котельной. Однако возможность демонтажа данного объекта
(фактически объекта недвижимости) в заключении экспертов не анализируется.
Кроме того, при исследовании по вопросу № 5, эксперты не рассчитывали объем
и стоимость реконструированной части котельной (объекта недвижимого имущества),
демонтаж которого невозможен.
При исследовании вопроса № 2, при определении объема фактически
выполненных работ, эксперты не учли того обстоятельства, что ООО «Энергопром-
М» помимо затрат на строительные работы, также осуществлял полностью
финансирование проектных работ, закупки комплектующих, расходных материалов,
реконструкции части здания котельной, монтажу, испытанию, а также иных работ и
услуг, необходимых для ввода в эксплуатацию электростанции и организацию всех
вышеназванных работ путем заключения договоров с субподрядными организациями.
В Приложении № 2 к заключению экспертизы не приводится стоимость названных
работ.
Вместе с тем, в заключение экспертов Центра независимых судебных экспертиз
Российского экологического фонда «ТЕХЭКО» от 20.04.2016г. сделан однозначный
вывод: демонтаж газопоршневой электростанции 2x1000 кВт, расположенной по
адресу: Московская область, пос. Лыткарино, промзона Тураево, стр. 7, корп. 14,
включающей энергоблоки ДГ-98 Мн напряжением 6,3 кВ Р-1000 кВт с комплексом
В/В и Н/В, строительную часть реконструкции котельной, расположенной по адресу:
Московская область, пос. Лыткарино, промзона Тураево, стр. 7, корп. 14, иное
оборудование электростанции с сохранением целевого назначения газопоршневой
электростанции и без соразмерного ущерба газопоршневой электростанции
невозможен.
С учетом указанных обстоятельств, подлежит удовлетворению только
требование ООО «Энергопром-М» о взыскании стоимости газопоршневой
электростанции.
Согласно ч. 1 ст. 110 АПК РФ судебные расходы по оплате государственной
пошлины взыскиваются с ответчика в пользу истца.
На основании ст. ст. 10, 1041, 1043, 1050 ГК РФ, руководствуясь ст. ст. 27, 65,
110, 167, 170, 176, 180, 181 АПК РФ, суд
РЕШИЛ:
Взыскать с ФЕДЕРАЛЬНОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИТАРНОГО
ПРЕДПРИЯТИЯ "ЦЕНТРАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ АВИАЦИОННОГО
МОТОРОСТРОЕНИЯ ИМЕНИ П.И. БАРАНОВА" (ОГРН 1027700574505, ИНН
7722016820, Дата присвоения ОГРН 26.12.2002 г., юридический адрес: 111116,
ГОРОД МОСКВА, УЛИЦА АВИАМОТОРНАЯ, ДОМ 2) в пользу ОБЩЕСТВА С
ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ "ЭНЕРГОПРОМ-М" (ОГРН
1027739852579, ИНН 7706195837, Дата присвоения ОГРН 21.12.2002г., юридический
адрес: 105077, ГОРОД МОСКВА, БУЛЬВАР ИЗМАЙЛОВСКИЙ, ДОМ 58,
ПОМЕЩЕНИЕ 1; КОМНАТА 18) стоимость газопоршневой электростанции 2x1000
кВт, расположенной по адресу: Московская область, г. Лыткарино, промзона Тураево,
стр.7, корпус 14 в размере 47 291 445 руб. (Сорок семь миллионов двести девяносто
одна тысяча четыреста сорок пять рублей)
Взыскать с ФЕДЕРАЛЬНОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИТАРНОГО
ПРЕДПРИЯТИЯ "ЦЕНТРАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ АВИАЦИОННОГО
МОТОРОСТРОЕНИЯ ИМЕНИ П.И. БАРАНОВА" (ОГРН 1027700574505, ИНН
7722016820, Дата присвоения ОГРН 26.12.2002 г., юридический адрес: 111116,
ГОРОД МОСКВА, УЛИЦА АВИАМОТОРНАЯ, ДОМ 2) в доход федерального
бюджета государственную пошлину в сумме 200 000 руб. (двести тысяч рублей).
В удовлетворении заявленных требований ФГУП «ЦИАМ им. П.И. Баранова» к
ООО «Энергопром-М» отказать.
Решение может быть обжаловано в течение месяца со дня принятия в Девятый
арбитражный апелляционный суд.
Судья Н.А. Нариманидзе