ОПРЕДЕЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА ВЛАДИМИРСКОЙ ОБЛАСТИ (2 часть)

Согласно пункту 1.1 договора поставки от 31.10.2013 № ПБ02 поставщик обязуется передать в собственность покупателя, а покупатель принять и оплатить продукцию в ассортименте и по ценам, установленным в прайс-листе, являющемся неотъемлемой частью настоящего договора.
Количество и ассортимент продукции фиксируются в счете-фактуре и товарнотранспортной накладной (пункт 3.1 договора).
Порядок оплаты продукции – 100 % предоплата. Форма оплаты – денежные средства, безналичный и (или) наличный расчет (пункт 6.2 договора).
При обращении в суд с настоящим требованием, заявитель указал на то, что в соответствии с условиями договора поставки от 31.10.2013 № ПБ02 ООО "Мегалит" произвело оплату продукции на сумму 145 635 300 руб., однако встречного исполнения обязательства по поставке продукции со стороны ООО "Мегалиттерра" не последовало.
В обоснование изложенной позиции в материалы дела заявителем представлены копии платежных поручений, свидетельствующие о перечислении ООО "Мегалит" в пользу ООО "Мегалиттерра", денежных средств, с назначением платежа: оплата по договору поставки от 31.10.2013 № ПБ02.
Оценив в совокупности имеющиеся в материалах дела документы, арбитражный суд пришел к выводу, что основания для удовлетворения требования заявителя отсутствуют ввиду следующего.
В соответствии со статьей 32 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее – Закон о банкротстве), частью 1 статьи 223 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации дела о банкротстве юридических лиц и граждан, в том числе индивидуальных предпринимателей, рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации, с особенностями, установленными настоящим Федеральным законом. Как разъяснено в пункте 26 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2012 № 35 "О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве", в силу пунктов 3 – 5 статьи 71 и пунктов 3 - 5 статьи 100 Закона о банкротстве проверка обоснованности и
размера требований кредиторов осуществляется судом независимо от наличия разногласий относительно этих требований между должником и лицами, имеющими право заявлять соответствующие возражения, с одной стороны, и предъявившим требование кредитором – с другой стороны. При установлении требований кредиторов в деле о банкротстве судам следует исходить из того, что установленными могут быть признаны только требования, в отношении которых представлены достаточные доказательства наличия и размера задолженности. При установлении требований в деле о банкротстве не подлежит применению часть 3.1 статьи 70 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, согласно которой обстоятельства, на которые ссылается сторона в обоснование своих требований, считаются признанными другой стороной, если они ею прямо не оспорены или несогласие с такими обстоятельствами не вытекает из иных доказательств, обосновывающих представленные возражения относительно существа заявленных требований; также при установлении требований в деле о банкротстве признание должником или арбитражным управляющим обстоятельств, на которых кредитор основывает свои требования (часть 3 статьи 70 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), само по себе не освобождает другую сторону от необходимости доказывания таких обстоятельств. В соответствии со статьями 309 и 310 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, односторонний отказ от исполнения не допустим.
По условиям статьи 506 Гражданского кодекса Российской Федерации, по договору поставки поставщик-продавец, осуществляющий предпринимательскую деятельность, обязуется передать в обусловленный срок или сроки производимые или закупаемые им товары покупателю для использования в предпринимательской деятельности или в иных целях, не связанных с личным, семейным, домашним и иным подобным использованием.
Согласно пункту 1 статьи 516 Гражданского кодекса Российской Федерации покупатель оплачивает поставляемые товары с соблюдением порядка и формы расчетов, предусмотренных договором поставки. Если соглашением сторон порядок и форма расчетов не определены, то расчеты осуществляются платежными поручениями.
В пункте 1 статьи 487 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что в случаях, когда договором купли-продажи предусмотрена обязанность покупателя оплатить товар полностью или частично до передачи продавцом товара (предварительная оплата), покупатель должен произвести оплату в срок, предусмотренный договором, а если такой срок договором не предусмотрен, в срок, определенный в соответствии со статьей 314 настоящего Кодекса.
Вместе с тем, нахождение ответчика в статусе банкротящегося лица с высокой степенью вероятности может свидетельствовать о том, что денежных средств для погашения долга перед всеми кредиторами недостаточно. Поэтому в случае признания каждого нового требования обоснованным доля удовлетворения требований этих кредиторов снижается, в связи с чем, они объективно заинтересованы, чтобы в реестр включалась только реально существующая задолженность.
Этим объясняется установление в делах о банкротстве повышенного стандарта доказывания при рассмотрении заявления кредитора о включении в реестр, то есть установление обязанности суда проводить более тщательную проверку обоснованности требований по сравнению с обычным общеисковым гражданским процессом. В таком случае основанием к включению требования в реестр является представление кредитором доказательств, ясно и убедительно подтверждающих
наличие и размер задолженности перед ним и опровергающих возражения заинтересованных лиц об отсутствии долга (пункт 26 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2012 № 35 "О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве", определения Верховного Суда Российской Федерации от 04.06.2018№ 305-ЭС18-413, от 13.07.2018 № 308-ЭС18-2197, от 23.08.2018 № 305-ЭС18-3533). При наличии признаков аффилированности лица, заявившего требование о включении в реестр, по отношению к должнику, к требованию заявителя долженбыть применен еще более строгий стандарт доказывания, чем к обычному кредитору в деле о банкротстве. Такой кредитор должен исключить любые разумные сомнения в реальности долга, поскольку общность экономических интересов, в том числе повышает вероятность представления кредитором внешне безупречных доказательств исполнения по существу фиктивной сделки с противоправной целью последующего
распределения конкурсной массы в пользу "дружественного" кредитора и уменьшения в интересах должника и его аффилированных лиц количества голосов, приходящихся на долю кредиторов независимых (определения Верховного Суда Российской Федерации от 26.05.2017 № 306-ЭС16-20056 (6), от 11.09.2017 № 301-ЭС17-4784, от 23.08.2018 № 305-ЭС18-3533), что не отвечает стандартам добросовестного осуществления прав.
При этом наличие в действиях стороны злоупотребления правом уже само по себе достаточно для отказа во взыскании долга (пункты 1 и 2 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, абзац четвертый пункта 4 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 № 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "Онесостоятельности (банкротстве)").
В силу пункта 1 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).
Как разъяснено в пункте 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 № 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", положения Гражданского кодекса Российской Федерации, законов и иных актов, содержащих нормы гражданского права (статья 3 Гражданского кодекса Российской Федерации), подлежат истолкованию в системной взаимосвязи с основными началами гражданского законодательства, закрепленными в статье 1 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Согласно пункту 3 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно. В силу пункта 4 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения.
Оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации. По общему правилу пункта 5 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются, пока не доказано иное.
Поведение одной из сторон может быть признано недобросовестным не только при наличии обоснованного заявления другой стороны, но и по инициативе суда, если усматривается очевидное отклонение действий участника гражданского оборота от добросовестного поведения. В этом случае суд при рассмотрении дела выносит на обсуждение обстоятельства, явно свидетельствующие о таком недобросовестном поведении, даже если стороны на них не ссылались (статья 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, статья 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).
Если будет установлено недобросовестное поведение одной из сторон, суд в зависимости от обстоятельств дела и с учетом характера и последствий такого поведения отказывает в защите принадлежащего ей права полностью или частично, а также применяет иные меры, обеспечивающие защиту интересов добросовестной стороны или третьих лиц от недобросовестного поведения другой стороны (пункт 2 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации). ООО "Мегалит" зарегистрировано в качестве юридического лица 13.12.2007 Инспекцией Федеральной налоговой службы по Октябрьскому району г. Владимира. Согласно сведениям из Единого государственного реестра юридических лиц основным видом экономической деятельности ООО "Мегалит" является торговля оптовая неспециализированная. По заявлению ООО "Вектор" определением Арбитражного суда Владимирской области от 25.09.2017 возбуждено производство по делу № А11-9780/2017 о признании ООО "Мегалит" несостоятельным (банкротом).
Решением от 20.02.2018 общество с ограниченной ответственностью "Мегалит" в порядке статей 224, 225 Закона о банкротстве признано банкротом, в отношениидолжника открыто конкурсное производство, конкурсным управляющим утверждена Лобаненко Юлия Сергеевна.
ООО "Мегалиттерра" зарегистрировано в качестве юридического лица 12.02.2010 Межрайонной ИФНС России № 6 по Владимирской области.
Согласно сведениям из Единого государственного реестра юридических лиц основным видом экономической деятельности ООО "Мегалиттерра" является производство товарного бетона.
Единственным учредителем с даты создания ООО "Мегалиттерра" является Судоргин М.В. (доля 100%), который также являлся руководителем и впоследствии (с 07.02.2017) ликвидатором данного общества. При этом согласно выписке из ЕГРЮЛ в отношении ООО "Мегалит" по состоянию на 27.07.2017 Судоргин М.В. с 07.12.2016 является генеральным директором ООО "Мегалит", а с 27.01.2017 единственным участником данного общества (доля 100%) и впоследствии (с 01.09.2017) ликвидатором данного общества.
Указанные обстоятельства, в том числе установлены вступившими в законную силу решениями Арбитражного суда Владимирской области от 17.05.2017 по делу № А11-1498/2017, от 20.02.2018 по делу № А11-9780/2017 о признании ликвидируемых должников (ООО "Мегалиттерра", ООО "Мегалит") несостоятельными (банкротами).
Предъявленная ко включению в реестр требований кредиторов задолженность (платежи), образовалась за период времени с сентября 2015 года по июнь 2016 года. В указанный период времени между сторонами действовал договор от 01.10.2015 № 2АУ, в соответствии с условиями которого, ООО "Мегалиттерра" (исполнитель) оказывало ООО "Мегалит" (заказчику) услуги по ведению бухгалтерского учета, по поиску и подбору персонала, по ведению кадрового делопроизводства, финансовоэкономический консалтинг, по ведению административно хозяйственной деятельности, по логистике и материально-техническому обеспечению, а также информационно-технологические и юридические услуги. Таким образом, в спорный период времени ООО "Мегалиттерра", ООО "Мегалит" являлись аффилированными лицами, в том числе с октября 2015 по 2016 год, имела место фактическая аффилированность указанных организаций, что свидетельствует о возможности сторон оказывать существенное влияние на подготовку и содержание первичных документов бухгалтерского учета друг друга. При обращении в арбитражный суд с настоящим требованием заявитель указывал на отсутствие каких-либо встречных поставок со стороны ООО "Мегалит".
Данное утверждение заявителя суд оценивает как злоупотреблением правом. В ходе рассмотрения дела были представлены доказательства, свидетельствующие о производившихся со стороны ООО "Мегалиттерра" встречных поставках продукции (товарного бетона), а именно: акты сверок, товарные накладные, книги покупок и продаж. При этом в ходе рассмотрения данного обособленного спора представителем конкурсного управляющего ООО "Мегалит" Лобаненко Ю.С. были представлены товарные накладные, свидетельствующие об имевших место поставках продукции (товарного бетона) от ООО "Мегалиттерра" к ООО "Мегалит".
Исходя из представленных в обоснование требования платежных поручений за период с 24.09.2015 по 28.06.2016 оплата была произведена со стороны ООО "Мегалит" на общую сумму 145 625 300 руб. Анализ представленных оригиналов товарных накладных показал, что в период с 01.10.2015 по 31.05.2016 ООО "Мегалиттерра" поставило ООО "Мегалит" продукцию на общую сумму 264 550 826 руб. 16 коп. При этом товарные накладные за период с 01.04.2016 по 22.04.2016 на общую сумму 20 280 791 руб. 30 коп. представлены ООО "Мегалит" в двух экземплярах (оригиналах), что также подтверждает аффилированность сторон и свободный доступ к первичным документам бухгалтерского учета друг друга.
Товарные накладные, подтверждающие передачу товара, составляются по унифицированной форме ТОРГ-12, утвержденной Постановлением Госкомстата России от 25.12.1998 № 132. Согласно Указаниям по применению и заполнению форм первичной учетной документации по учету торговых операций товарная накладная (форма ТОРГ-12), утвержденная Постановлением Госкомстата России от 25.12.1998 № 132, применяется для оформления продажи (отпуска) товарно-материальных ценностей сторонней организации. В соответствии с абзацем 2 указанного документа товарная накладная составляется в двух экземплярах. Первый экземпляр остается в организации, сдающей товарно-материальные ценности, и является основанием для их списания. Второй экземпляр передается сторонней организации и является основанием для оприходования этих ценностей.
Таким образом, в обычных хозяйственных отношениях у покупателя должен быть один оригинальный экземпляр документа о передаче товарно-материальных ценностей.
Подобные факты свидетельствуют о подаче заявления о включении требований в реестр кредиторов должника с противоправной целью уменьшения в интересах должника и его аффилированных лиц количества голосов, приходящихся на долю других кредиторов (10 Гражданского кодекса Российской Федерации). При этом наличие в действиях сторон злоупотребления правом уже само по себе достаточно для отказа во включении требований заявителя в реестр (абзац 4 пункта 4 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 № 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)"). Впоследствии представитель конкурсного управляющего ООО "Мегалит" Лобаненко Ю.С. отмечал, что между сторонами было организовано ведение бухучета таким образом, что встречная задолженность сторон друг перед другом не погашалась взаимозачетами, возможно, как пояснил представитель, в целях оптимизации ведения налогового и бухгалтерского учета.
Данный довод не может быть принят судом, поскольку выбор подобной структуры внутригрупповых юридических связей позволяет создать подконтрольную фиктивную кредиторскую задолженность для последующего уменьшения процента требований независимых кредиторов при банкротстве как продавца, так и покупателя. В связи с изложенными обстоятельствами в удовлетворении требования заявителю следует отказать. На основании изложенного, а также руководствуясь статьями 184, 185, 223 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд
О П Р Е Д Е Л И Л :
в удовлетворении требования отказать. Настоящее определение может быть обжаловано в порядке и сроки, предусмотренные частью 3 статьи 223 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Судья В.Ю. Гиндулина