А судьи кто ?

Поддается ли оценке поведение судьи в зале суда, за его пределами, а также в частной жизни? По каким конкретно поводам можно пожаловаться на судью? Как правильно составить жалобу на судью в квалификационную коллегию судей ?

На эти и другие вопросы отвечает Савенко Георгий, кандидат юридических наук, партнер юридической фирмы «Кузин, Мохорев, Пузанов, Савенко и партнеры», который в 2002 – 2004 гг. входил в состав Квалификационной коллегии судей Ивановской области.

Георгий Владимирович, по целому ряду причин судейское сообщество не может или не желает выносить на суд широкой общественности «сор из избы», то есть обнародовать сведения о дисциплинарных проступках судей. Вы два года входили в состав квалификационной коллегии судей Ивановской области, участвовали в принятии решений о рекомендации претендентов на должности судьи, обсуждали дисциплинарные проступки судей, рассматривали с коллегами представления и обращения о досрочном прекращении полномочий судей. Помогает ли Вам этот опыт в вашей юридической практике или же в анализе текущих проблем судебной системы?

Безусловно, помогает, так как я мог наблюдать изнутри работу той части судебной системы, которая для подавляющего большинства граждан и юристов закрыта. Многое в мотивах поведения судей (иногда оно выглядит весьма странно) мне становится ясно даже после непродолжительного наблюдения за их деятельностью и манерой осуществления правосудия.
Я хотел бы вкратце напомнить о той существенной роли, которую играют квалификационные коллегии судей в жизни не только судейского сообщества, но и граждан.
Во-первых, назначение кандидатов на должности судей производится только при наличии положительного заключения соответствующей квалификационной коллегии судей, в состав которой входят как судьи, так и представители общественности, имеющие высшее юридическое образование, не совершившие порочащих их поступков, не замещающие государственные или муниципальные должности, должности государственной или муниципальной службы.

Правильно ли я вас понял, что представители общественности в квалификационной коллегии судей это адвокаты?

Нет, адвокаты не могут быть представителями общественности, но только частнопрактикующие юристы. Продолжая разговор, отмечу, что Президент России подписывает свои указы о назначении на должности судей (исключая мировых) с учетом положительных заключений квалификационных коллегий. Во-вторых, решение о наложении на судью дисциплинарного взыскания принимается квалификационной коллегией судей, к компетенции которой относится и рассмотрение вопроса о прекращении полномочий этого судьи на момент принятия решения. Так, рассматривая представления и обращения о привлечении судей к дисциплинарной ответственности, квалификационные коллегии судей субъектов Российской Федерации с декабря 2004 г. по декабрь 2008 г. досрочно прекратили полномочия 279 судей и руководителей судов, наложили дисциплинарное взыскание в виде предупреждения в отношении 1219 судей. Высшей квалификационной коллегией судей принято таких решений соответственно 7 и 9. Одно представление оставлено без удовлетворения в связи с недоказанностью совершения судьей дисциплинарного проступка. В-третьих, полномочия судьи приостанавливаются решением квалификационной коллегии судей при наличии определенных оснований, например, возбуждение уголовного дела в отношении судьи или участие судьи в предвыборной кампании в качестве кандидата в состав органа законодательной власти Российской Федерации или субъекта Российской Федерации. Наконец, в четвертых, квалификационная коллегия судей рассматривает и ряд других вопросов – о квалификационной аттестации и присвоении квалификационных классов, согласование экзаменационных билетов для сдачи квалификационного экзамена на должность судьи и другие вопросы.

Президент Д. Медведев, выступая не так давно в Общественной палате, довольно резко высказался о состоянии дел внутри судейского сообщества: «Корпоративная закрытость полная. Мы сами когда-то за это боролись, потому что советские судьи не обладали ни одним из необходимых иммунитетов. Но мы создали железобетонную корпорацию. И, к сожалению, эта корпорация не способна до полной степени к самоочищению. Если бы она могла сама изгонять тех, кто нарушил закон, то, может быть, это было бы нормально, но, к сожалению, она сегодня это делать не может» (См. полную версию: http://news.kremlin.ru/transcripts/10106). Действительно ли состояние дел внутри судейского сообщества так драматично?

Вы не полностью привели мысль Президента Д. Медведева. Его высказывание связано с конкретной темой – взятками, и вот начало высказывания: «Мы что, не знаем, что судьи взятки берут? Берут. Кого проще поймать за руку – милиционера или судью? Конечно, милиционера, следователя, прокурора, государственного гражданского служащего. Судью пойдите поймайте!». Но, на мой взгляд, и без взяток внутри судейского сообщества имеются другие проблемы, которые быть может не столь драматичны, однако не способствуют честному и добросовестному исполнению судьями профессиональных обязанностей. Статистика Высшей квалификационной коллегии судей об этом как раз свидетельствует: с декабря 2004 г. по декабрь 2008 г. в Высшую квалификационную коллегию судей поступило 34110 обращений граждан и организаций, а в коллегии субъектов Российской Федерации – 99196 обращений (См. подробнее: http://www.vkks.ru/second.php?columnValue=6). То есть, ежегодно на судей подается около 33 тыс. жалоб ! Что касается судов общей юрисдикции, о которых я и буду в основном говорить, то Пленум Верховного Суда в специальном Постановлении № 27 от 31 мая 2007 г. «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений квалификационных коллегий судей судов общей юрисдикции к дисциплинарной ответственности» обобщил свое отношение к отдельным фактам нарушения судьями требований закона и правил судейской этики. Ключевая мысль указанного Постановления такова: «Честное и добросовестное исполнение судьями профессиональных обязанностей, их независимость при принятии судебных решений гарантируют эффективное восстановление нарушенных прав, утверждают в обществе уверенность в справедливости, беспристрастности и независимости суда» (абзац 2 преамбулы Постановления № 27 Пленума ВС РФ от 31 мая 2007 г.).

Георгий Владимирович, раз уж вы упомянули Постановление № 27 Пленума Верховного Суда, то позвольте также процитировать одно из его положений: «Судья должен избегать личных общений с гражданами, а также с представителями организаций по вопросам, связанным с разбирательством в суде дел этих граждан и организаций, за исключением случаев, предусмотренных процессуальным законодательством. Судья не вправе давать советы и правовые консультации указанным лицам относительно их действий в судебном процессе» (пункт 13 Постановления № 27 Пленума ВС РФ от 31 мая 2007 г.). А можно ли вообще избежать личного общения с судьями и не втягивать их в нарушение судейской этики?

Полностью избежать личного общения с гражданами мировым судьям или судьям районных судов конечно никогда не удастся. Только повод для общения и «формат» такого общения могут быть разными.
В качестве примера безобидного общения, которое я бы назвал техническим, можно привести такой: гражданин, явившийся для участия в судебном заседании, до начала заседания заглядывает в кабинет судьи и сообщает ему о своей явке, а судья в свою очередь спрашивает его, подошли ли другие участники дела и их представители, не видно ли их в коридоре.
Иное дело, когда общение с судьей выходит за рамки технического. Тогда действительно можно говорить о нарушении судьями правил судейской этики. Приведу некоторые примеры. В Малоярославецком районном суде Калужской области в конце 2010 г. рассматривалось дело по заявлению прокурора о незаконности оказания ГОУ НПО «Профессиональное училище № 12» (автошкола) услуг без получения лицензии. Директора автошколы Салихова Р.Т. пытались привлечь к ответственности по ст. 285 ч.1, ст. 286 ч.1 и ст. 292 ч.1 УК РФ. Судья Собина Ю.Л. (кстати, бывший сотрудник Генпрокуратуры) вместе с представителем прокуратуры и адвокатом Ульяновым закрываются в кабинете перед вынесением решения и общаются некоторое время вне зала суда.
Еще два примера из практики того же Малоярославецкого районного суда. 6 декабря 2010 г. около двух часов дня, т.е. после обеденного перерыва, открывается ключом (изнутри) кабинет судьи Савиной Е.В. (в отставке с начала 2011 г.) и оттуда выходит взъерошенная адвокат Потапнева Лариса Ивановна. Дверь за ней снова закрывается на ключ. Спрашивается: что делал у судьи адвокат за закрытыми дверями? Обсуждал новую технологию маринования грибов?
18 марта 2011 г. судья Малоярославецкого районного суда Мартынова Н.Н. (ранее работала в районной прокуратуре) рассматривает четыре гражданских дела о признании незаконными решений кадастрового органа. В 13:30 судьей вынесено определение по заявлениям Борисовой Е.Н. и Шевелева И.В. После этого представитель ФГУ «Земельно-кадастровая палата» по Калужской области Гарина С. заходит в кабинет судьи и выходит оттуда в 13:35. Но это еще не всё. После перерыва представитель ФГУ «Земельно-кадастровая палата» снова заходит в кабинет судьи в 14:17 и выходит оттуда в 14:31 на глазах дежуривших в коридоре трех юристов и одного из заявителей. После этого на возобновившемся заседании появилось написанное от руки заявление представителя ФГУ «Земельно-кадастровая палата». По всем признакам оно было подготовлено в кабинете судьи, возможно, под диктовку самой судьи Мартыновой Н.Н.
Еще один пример, в котором уже фигурирует сотрудник прокуратуры. 18 марта 2011 г. между 14:00 и 14:30 в кабинет судьи Малоярославецкого районного суда Собина Ю.Л. заходит старший помощник прокурора Малоярославецкого района Толоконников А.В. Слышны радостные и весёлые приветствия судьи Собина и Толоконникова, вопросы вроде «как дела, жизнь, что происходит?». Дальше следует разговор по какому-то судебному делу.

Можно ли рассматривать приведенные вами факты в качестве примеров нарушения судейской этики?

Уверен, что не просто можно, а нужно! По каждому такому случаю заинтересованным лицам необходимо направлять в квалификационную судей жалобу с поминутной фиксацией происходящего и с перечислением лиц, которые были свидетелями такого поведения судьи.
А вообще в районных судах в районных центрах мне и моим коллегам приходится время от времени наблюдать следующую картину: адвокаты и работники прокуратуры свободно заходят в кабинеты судей вне судебных заседаний и общаются за закрытыми дверями. Не думаю, что это способствует формированию беспристрастности суда. И какими бы незначительными и невинными такие «заходы» ни показались, полагаю, что они недопустимы.

Георгий Владимирович, давайте обратимся к еще одному положению Постановления № 27 Пленума Верховного Суда: «Сроки рассмотрения дел неразрывно связаны с правом на справедливое разбирательство. В связи с этим неотъемлемой составляющей частью профессиональной этики судьи является соблюдение установленных законом процессуальных сроков рассмотрения судебных дел, жалоб и заявлений.
Нарушение судьями без уважительных причин процессуальных сроков по делам свидетельствует о пренебрежении ими служебными обязанностями и судейской этикой» (пункт 13 Постановления № 27 Пленума ВС РФ от 31 мая 2007 г.). Что вы можете сказать по поводу этой проблемы?

Несоблюдение установленных законом процессуальных сроков рассмотрения судебных дел, жалоб и заявлений, наверное, наиболее распространенное явление. Чаще всего оно вызвано объективными причинами (приостановка рассмотрения до разрешения другого дела, проведение экспертизы, болезнь одного из участников). В тех же случаях, когда объективные причины отсутствуют, судьи оправдываются большой загруженностью. Встречаются и случаи, когда судьи ничего не говорят и нарушают процессуальные сроки без уважительных причин, например, при рассмотрении дел по правилам главы 25 ГПК РФ. По правилам этой главы рассматриваются, в частности, дела по заявлениям о признании незаконными решений Росреестра об отказе в государственной регистрации права или решений кадастрового органа о приостановке или отказе в осуществлении кадастрового учета земельных участков. Могу привести примеры из практики Малоярославецкого районного суда. Так, гражданской Борисовой Е.Н. в указанный суд подано 27 августа 2010 г. заявление в порядке 25 главы ГПК РФ о признании незаконным решения ФГУ «Земельная кадастровая палата» по Калужской области от 18 августа 2010 г. о приостановлении в осуществлении кадастрового учёта земельного участка. 31 августа 2010 г. судьей Малоярославецкого районного суда Калужской области Савиной Е.В. вынесено определение о принятии заявления и подготовке дела к судебному разбирательству. Решение же судьей вынесено только 18 октября 2010 г, хотя в соответствии с ГПК решение должно было быть вынесено не позже 10 сентября 2010 г.!
Другой печальный пример из практики этого же суда. Борисовой Е.Н. и Шевелевым И.В. поданы 25.01.2011 г. заявления о признании незаконными решений ФГУ «Земельная кадастровая палата» по Калужской области. Рассмотрение заявлений назначено на 18.02.2011 г., предварительное судебное заседание на 15.02.2011 г. Только 18.03.2011 г. судьей Мартыновой Н.Н. вынесено определение об оставлении заявлений Борисовой Е.Н. и Шевелева И.В. без рассмотрения. Нужно ли убеждать кого-либо, что судьи Савина и Мартынова грубо и немотивированно нарушили процессуальные сроки, установленные ст. 257 ГПК РФ, первая – на два с половиной месяца, вторая – более, чем на полтора месяца? Подчеркну, что эти судьи даже не объяснили участникам процесса причин такой волокиты!

Одно из положений Постановления № 27 Пленума Верховного Суда сформулировано следующим образом: «Судье при исполнении полномочий по отправлению правосудия следует соблюдать культуру поведения в процессе. Недопустимы резкое или грубое обращение судьи с участниками процесса» (пункт 10 Постановления № 27 Пленума ВС РФ от 31 мая 2007 г.). Насколько часто резки и грубы судьи с участниками процесса?

У меня нет статистических данных по этому вопросу. Не думаю, что это частое явление. В подавляющем большинстве случаев претенденты на должности судьи психически здоровые люди, иначе они просто не выдержат того груза ответственности, который на них возлагает государство. Однако приведу один пример. Судья Малоярославецкого районного суда Калужской области Собина Ю.Л. рассматривал 22 декабря 2010 г. и 31 января 2011 г. заявление прокурора района в порядке 25 главы ГПК РФ о признании несоответствующим закону и недействующим решения Сельской Думы МО СП «Деревня Шумятино» № 47 от 03.09.2010 года по вопросу об изменении вида разрешенного использования земельного участка гражданке К. В процессе осуществления правосудия на указанных заседаниях судья Собина Ю.Л. вел себя крайне агрессивно, разговаривал на повышенных тонах с представителем Сельской Думы, гражданкой К. и ее представителем, что порой переходило в грубость; без повода неоднократно угрожал участникам процесса наложением штрафа или вызовом судебного пристава; неоднократно запрещал в ходе процесса гражданке К. общаться со своим представителем. Судья также фактически мешал представителю гражданки К. участвовать в процессе и задавать вопросы прокурору и представителю районной администрации. В результате происходящее стало похоже на анекдот: представитель гражданки К. обращается с ходатайством к судье разрешить изложить свою позицию по заявлению прокурора, на что он и так имел право в силу прямого указания в ГПК РФ! Такое могло иметь место только при ненормальном течении процесса. Это то же самое, что, скажем, просить разрешить дышать воздухом.

Тайна частной жизни судьи охраняется законом также тщательно, как и простых граждан?

В общем да, хотя с определенными оговорками. Приведу в этой связи позицию Верховного Суда: «в силу осуществления судьями публично-правовых функций судебной власти законодатель предъявляет повышенные требования к соблюдению ими морально-этических норм в частной жизни, которая относится к внеслужебным отношениям. Эти ограничения судья налагает на себя добровольно при наделении его полномочиями судьи.
В связи с этим судья должен избегать в частной жизни отношений, которые могут умалить авторитет судебной власти, честь и достоинство судьи, вызвать сомнение в его объективности, справедливости и беспристрастности» (пункт 17 Постановления № 27 Пленума ВС РФ от 31 мая 2007 г.).

И как судейское сообщество относится к нарушению судьями морально-этических норм в частной жизни?

В целом довольно жестко. Приведу пример.
В начале этого года в интернете, а затем в СМИ Бурятии появились фотографии судьи Советского райсуда Улан-Удэ Ирины Левандовской, на которых она позирует полуобнаженной и пьет водку «из горла». На одном из снимков судья Левандовская изображена предположительно в банкетном зале ресторана «Байкал Плаза» в обществе влиятельных людей, не имеющих отношения к судебной системе. На фото судья держит бутылку водки «Зеленая марка» в руках, призывно глядя в объектив. На двух оставшихся фотографиях в баре «Ланчестер» судья целует водку марки «Журавли», на другой - жадно пьет эту же водку «из горла». Таким образом, судья была уличена в откровенной пропаганде алкоголизма. Скандал приобрел такой размах, что комиссия по судебной этике при совете судей республики провела тщательный анализ фотографий и пришла к выводу «о наличии в действиях судьи Ирины Левандовской нарушений норм судейской этики при размещении в социальной сети «В Контакте» личных фотографий» (См.: http://www.sostav.ru/news/2011/02/10/s1/).

А может ли повлиять на карьеру судьи антиобщественное поведение близких или родственников?

Может, но многое зависит от «тяжести» такого поведения и широты огласки. Приведу пример.
Судьи Белянина Л.В. и Белянин Е.Г. из г. Иваново ушли в отставку 17 сентября 2002 г. в связи с тем, что постановлением Тейковского РОВД Ивановской области от 20.07.2002 г. признано наличие в действиях трех подростков (среди которых – сын супругов Беляниных) состава преступлений, предусмотренных статьями 116 («побои») и статьи 132 («Насильственные действия сексуального характера») УК РФ в отношении девятилетнего мальчика в детском лагере отдыха «Строитель». Этот факт получил широкую огласку в прессе и в интернете. И хотя прокуратура Ивановской области не нашла в действиях подростков состава преступления, предусмотренного ст. 132 УК РФ, авторитету судебной власти в Ивановской области был причинен значительный ущерб.

продолжение

образцы документов